Home / Рыболовные сезоны / Половодье / Половодье 2006 г. /


© 2006-2014 as-volga.com

Половодье 2006 г.

С 30 апреля и до конца майских праздников я был в отпуске и застал половодье от самого начала до конца

Весна в этом году выдалась довольно поздняя по сравнению с предыдущими годами. В самом конце апреля , не смотря на то, что лед сошел уже даже на самых глухих лесных озерах, подъема воды все еще не было. Из всех предвестников паводка можно было заметить лишь быстрое течение на Волге и основных протоках да мутную воду там, где с берегов в русло стекали многочисленные ручейки талой воды.

половодье на Волге

По заросшим кустарником берегам озер и по заливным лугам можно было пройтись пешком по будушим нерестилищам и внимательно изучить те места, куда с подъемом воды ломанется вся окрестая рыба. Естественно, во время нереста приманка ее будет интересовать крайне мало, но потом, уже отнерестившись, значительная часть рыбы останется в затопленных кустах до окончательного спада воды, то есть где - то до середины июня.

перед половодьем

Я выявил интересную закономерность в том, как растет кустарник по берегам озер, я имею в виду только пологие берега, на которых кустарник начинается от самой воды. Если смотреть с воды, то кусты представляют собой абсолютно непролазную чащу. Я не знаю, как называется этот вид растений, но продраться через них со стороны воды практически невозможно ни на обычной лодке ни на резиновой. А вот по ширине заросли этих кустов редко составляют больше 10 метров, так что за сравнительно узкой полосой буйной прибрежной растительности, вдоль берега идет чистое пространство, после которого, уже на незатопляемой части берега, растут обычные кусты и деревья. Это все я расписываю к тому, что рыба, отнерестившись на кустах, вовсе не скатывается обратно на открытую воду, там ей пока делать нечего, а остается на хорошо прогретом мелководье, в полоске открытой воды между кустами и берегом. Корма тут просто завались, всякие козявки, ожившие после зимы, оказываются в поднявшейся воде и становятся рыбьим кормом. А за белью тянется и щука, благо мест для укрытия тут полно.

Нерест плотвы

Где-то с третьего мая наконец то начался долгожданный паводок. Вода, правда прибывала медленно и как-то неубедительно, особенно если сравнивать с прошлым годом.


Тем не менее, погода существенно улучшилась, днем стало возможно даже позагорать.
Начинать рыбалку было еше рано и я, вооружившись новеньким фотоаппаратом, отправился на поиски разной интересной живности.

Из всех насекомых в наших лесах, по моему первыми выползают пауки всех видов и размеров. Среди невзрачных черных и серых осьминогов попадаются иногда и экземпляры с веселенькой расцветкой.

паук

С раннего утра и где-то до середины дня по всему лесу активно порхают разные птички. Самцы ухлестывают за потенциальными подругами и дерутся между собой, пытаясь завоевать их внимание. Раньше я как то не обращал особого внимания на пернатых, а их в наших местах довльно много.




Как называется большинство из них я понятия не имею, но вот этот точно удод. В полете белые полосы на крыльях выглядят как искры на фоне темных деревьев. Мне в кадр эта зараза упорно отказывалась попадаться. Пока пристроишься, его уже и след простыл, но в конце концов я его все таки сфотографировал на дереве.


На несколько дней позже, уже после подъема воды, на прогретые майским солнышком места начали выползать очнувшиеся после зимней спячки змеи. Большей частью мне попадались ужи разных размеров. В это время змеи еще пассивные и удирали они от меня крайне медленно и неохотно, только если я практически наступал на них.


Однако к концу майских праздников мне попались несколько ужей, охотившихся в воде за мальком. Полчаса греются на берегу, потом пять минут в воде и обратно на берег, греться.


Со спадом воды откуда-то вылезло огромное количество лягушек. Столько я еще ни когда не видел, причем сидели они плотными кучками и совершенно меня не боялись, за что в конце концов парочка из них и поплатилась, став живцами на щук.


Ну и наконец появились комары, которые стали жрать меня со страшной силой. Одного вампира я даже сфотографировал на память.